Узбекистанец в WhatsApp: Алишер Сайдалиходжаев о карьере в Microsoft и работе мечты в Facebook

Алишер Сайдалиходжаев консультировал Фонд Билла и Мелинды Гейтс, работал над мобильной стратегией Microsoft, продвигал поисковик Bing, а сейчас делает работу мечты в WhatsApp. О разработке звонков на ПК и версии мессенджера для кнопочных телефонов он рассказал Kapital.uz.

Узбекистанец в WhatsApp: Алишер Сайдалиходжаев о карьере в Microsoft и работе мечты в Facebook

Ташкентец Алишер Сайдалиходжаев учился в Калифорнии на бюджете, а затем построил карьеру в компаниях с мировыми именами (McKinsey, Фонд Билла и Мелинды Гейтс, Microsoft). Сейчас ему 34 года, он работает продакт-менеджером в WhatsApp (принадлежит Facebook). В интервью Kapital.uz он рассказал, как получить работу в IT-гигантах, и поделился впечатлениями от общения с Биллом Гейтсом и Марком Цукербергом.

Я вырос в обычной двухкомнатной квартире на Чиланзаре в семье инженеров-ирригаторов. Несмотря на скромные условия, родители всегда ставили мое образование в приоритет, вкладывали деньги в дополнительные занятия английским и математикой.

К девятому классу мой уровень языка стал достаточно высоким, чтобы участвовать в дебатах на английском. Это был переломный момент на моем пути. Наша команда выигрывала турниры, ездила на международные соревнования в Словакию, в Италию.

Для меня 16-летнего было шоком осознание, что я могу своими знаниями заработать путевку за границу.

Узнав, что есть организации, которые спонсируют талантливую молодежь, я понял, что могу достичь намного большего. Старшие классы я провел в Ташкентской международной школе, куда поступил по гранту.

Благодаря этой стартовой платформе два зарубежных вуза предложили мне полное финансирование (оплата обучения плюс средства на проживание, учебные материалы и авиабилеты). Я выбрал колледж Помона в Калифорнии, где изучал прикладную математику, экономику и статистику.

Колледж Помона. Фото: Pomona College

McKinsey и другая жизнь в Дубае

Когда я выпустился из института в 2008 году, в пик мирового финансового кризиса, в США было трудно найти работу. Я попал в McKinsey, которая предоставляет услуги менеджмент-консалтинга по всему миру и благодаря большой базе клиентов сумела обойтись без сокращения штата.

Меня направили в офис в Дубае, и началась совершенно другая жизнь. Было много стресса и непонимания: нужно снимать жилье, заново получать права, люди вокруг с трудом говорят по-английски.

Однако, пройдя период акклиматизации, я понял, что жить, не привязываясь к одному месту — это классно, это открывает новые дороги и пути развития.

В McKinsey я занимался аналитикой в Excel и научился анализировать проблемы бизнеса и структурировано транслировать свои идеи. Когда общаешься с вице-президентами компаний, всегда нужно начинать с глобального, с big picture.

Особая экономическая зона — Дубайский международный финансовый центр (Dubai International Financial Centre), в котором расположен офис McKinsey. Фото: Flickr / Thamer Al-Hassan

За полтора года изучил, как устроены многие отрасли: были проекты и по маркетингу в телеком-индустрии, и по реорганизации активов нефтегазовой компании, и по стратегии развития фармацевтического производства. Это было что-то вроде мини-MBA.

Фонд Билла и Мелинды Гейтс

Строить карьеру в сфере услуг я не хотел, потому что этот бизнес крутится вокруг клиента: ему нужно что-то — ты идёшь и делаешь вне зависимости от времени суток. Отсутствие баланса и возможности планировать личные дела напрягало. Краткосрочность проектов тоже не нравилась: за два-три месяца нужно вникнуть в проблему, найти решение и убедить клиента, что оно правильное. Я не чувствовал, что углубляюсь.

Поэтому, когда на меня вышел благотворительный Фонд Билла и Мелинды Гейтс в поисках аналитика в годовой консалтинговый проект, решающей для меня была возможность кардинально сменить сферу.

Центр для посетителей Фонда Билла и Мелинды Гейтс. Фото: Wikimedia Commons / Jacklee

Фонд занимается глобальными вопросами, а не просто увеличивает производство каких-нибудь условных кондиционеров. Я вернулся в США и переехал в Сиэтл, где находится штаб-квартира фонда.

Во время работы мне удалось побывать на встрече Билла Гейтса с сотрудниками, была возможность задавать ему вопросы. Это академически интеллектуальный человек — не просто бизнесмен, а почти научный сотрудник, любит глубоко копать, финансирует передовую науку.

Microsoft и провал мобильной стратегии

Я решил осесть с семьей в Сиэттле и нашел работу в стратегической команде одного из отделов Microsoft. Штаб-квартира находится в Редмонде, в 27 км от Сиэтла — красивый офис, такой огромный, что на территории курсируют автобусы. Здесь есть всё: кафетерии с бесплатными напитками и даже футбольное поле.

Кампус Microsoft в Редмонде. Фото: Facebook / Microsoft

Первые два года я работал над мобильной стратегией Microsoft. Как известно, она с треском провалилась. Мы пошли не тем путем — покупка Nokia никогда не казалась мне правильным решением, вот и неутешительные результаты (на этой сделке корпорация потеряла $8 млрд — Прим. Kapital.uz).

Думая о мобильной стратегии, я много общался с другими подразделениями Microsoft, в том числе с отделом Bing (поисковик, разработанный Microsoft, аналог Google). Также я понял, что в IT стратегию определяет продукт, а не наоборот. Я хотел создавать продукты, и вскоре коллеги из Bing подкинули мне вакансию продакт-менеджера.

Продакт-менеджер продумывает стратегию продукта и внедряет его совместно с дизайнерами, маркетологами, юристами. Здесь и аналитика нужна, и психология — надо понимать людей, то, как они используют приложения, общаться, проводить интервью.

В этой роли я как рыба в воде — жаль, что на старте карьеры не знал, что такая профессия существует. Тогда бум мобильных приложений только начинался, Android появился только в 2008 году. Продакт-менеджерами становились программисты, дизайнеры UX и интерфейсов, либо люди с опытом в маркетинге, анализе данных, опросах. Не было курсов, все обучались на работе — я тоже всё изучал на практике, читал книги, интернет-ресурсы.

В офисе Microsoft в Редмонде. Посередине — Сатья Наделла, генеральный директор Microsoft. Фото: личный архив Алишера Сайдалиходжаева

Bing и миллион пользователей за неделю

В 2013 году я перешел маркетологом в отдел поисковика Bing, нужно было устранить брешь в качестве мобильного поиска. Тогда весь штат Bing фокусировался на десктопах, на больших экранах — большие деньги крутились там. Однако после работы над мобильной стратегией я уже понимал, что в ближайшие десять лет львиная часть дохода и рекламного оборота Google перейдет на мобильные устройства.

В Bing я начал всех убеждать, что часть ресурсов надо перевести на мобильную разработку и улучшать качество поиска в телефонах. Стал думать, какие приложения для iOS может выпустить Microsoft, чтобы увеличить количество пользователей Bing. Пробиться было сложно — никто ведь в своем уме добровольно не будет переключаться с Google на Bing.

Мы разработали три приложения, одно из моих любимых — Word Flow Keyboard, которая оказалась лучше, чем нативная клавиатура iOS. В первую же неделю мы набрали миллион пользователей, и Apple поместила приложение на главную страницу AppStore.

Это был классный опыт, такой мини-стартап внутри Microsoft. В работе я ищу возможности вот так начинать что-то с нуля, и вам советую. Когда работаешь над оптимизацией существующего, дорога ясна, траектория понятна, а когда начинаешь с нуля, поле боя открыто, есть возможность научиться большему.

Фото: личный архив Алишера Сайдалиходжаева

Zillow и навык собеседования

В Microsoft я проработал семь лет, а в IT-сфере есть предрассудок, что с годами человек оптимизируется под одну компанию и уже не может работать по-другому. Я решил уйти в компанию поменьше, заняться чем-то кардинально другим, чтобы прокачать навыки в других сферах продакт-менеджмента.

Пошел собеседоваться абсолютно везде. Навык собеседования надо постоянно прокачивать. Даже когда доволен текущей работой, стараюсь проходить цикл собеседований каждый год, чтобы не забывать, как это работает.

За полтора года прошел 20-30 компаний и уже опускались руки: куда я хотел, меня не принимали, а идти туда, куда закидывал резюме просто для практики, я не хотел. Однако постепенно я построил хороший профиль в LinkedIn, и вскоре начали рекрутеры начали сами ко мне обращаться. Я нашел работу в Zillow — это самый крупный сайт по поиску недвижимости в США.

Офис Zillow в Сиэтле. Фото: Zillow Group / Flickr

WhatsApp: работа мечты

Больше года назад мы с женой переехали в Лондон — меня схантили в Facebook, в подразделение WhatsApp. Это работа моей мечты — предложение, от которого невозможно было отказаться (по данным Levels, компенсация на этой позиции составляет около $200–320 тысяч в год — Прим. Kapital.uz).

Я помешан на WhatsApp и как пользователь, и как продакт-менеджер еще с 2014 года, когда это была маленькая компания на 55 сотрудников, которую Марк Цукерберг купил за $19 млрд. В те годы я тоже подавал резюме, но мой корпоративный опыт в больших компаниях не соответствовал стартаперскому духу WhatsApp, в котором работали в основном предприниматели. Теперь же WhatsApp — крупная компания со штатом почти в 1000 человек, да и мой послужной список интересен для них.

В офисе Facebook в Сиэтле. Фото: личный архив Алишера Сайдалиходжаева

Один из моих проектов — WhatsApp для кнопочных телефонов на операционной системе KaiOS. В Индии, где более 400 млн человек живут на $100 в месяц, их можно купить за $10 — и это доступ в интернет, WhatsApp, Facebook, Google. Один из тамошних мобильных операторов продал больше 100 млн таких телефонов.

Моя задача — сделать так, чтобы человек, не имевший ранее понятия о технологиях, смог самостоятельно отправить первое сообщение, самостоятельно создать первую группу с родственниками или друзьями.

WhatsApp — простой продукт, но я стараюсь сделать его ещё проще, настолько, чтобы мои бабушка и дедушка могли им пользоваться на своих простеньких телефонах. Впервые в жизни я занимаюсь продуктом, с которым у меня есть личная эмоциональная связь. Например, созваниваюсь с бабушкой, и она умеет сама переключаться с аудиозвонка на видео — в такие моменты я чувствую: это больше, чем корпорация.

Другой проект, над которым я долго работал в WhatsApp — недавно представленные голосовые и видеозвонки с персонального компьютера. Работая над этой задачей, мы решили много проблем, и я очень горжусь тем, что у нас получилось.

Офис Facebook в Лондоне. Фото: Facebook

В целом у меня ощущение, что в Facebook люди работают больше, чем в Microsoft. Многие проводят в офисе по 10-12 часов — хотят получить бонусы, да и атмосфера располагает оставаться подольше, причем с удовольствием.

Сейчас уже почти год мы работаем удаленно, но когда находился в офисе, было ощущение, что я попал в Диснейленд: здесь мороженое, там барбекю, всё бесплатно. Раз в неделю приходит стилист, работает прачечная.

Цукерберг часто проводит встречи с сотрудниками, где можно задать ему вопрос. Сейчас они проходят в формате лайвстрим, поскольку все работают удаленно. Чтобы понять, что Марк — совсем не тот дьявол с рогами, которым его представляет пресса, надо видеть его выступления перед штатом. Он намного более комфортно себя чувствует, общаясь с сотрудниками, нежели выступая публично. Это очень умный лидер, осознанно принимающий решения — да, какие-то из них непопулярны, но я уважаю то, что в нем есть стержень.

Марк Цукерберг на встрече в штаб-квартире Facebook в Менло-Парке (Калифорния, США). Фото: Mark Zuckerberg / Facebook

5 советов тем, кто хочет попасть в глобальные IT-гиганты

  • Ищите возможности. Каждый год в самых крупных технологичных компаниях, также известных как FAANG (Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Alphabet, владеющая Google) проходят стажировку сотни людей. Не только разработчики — им нужны маркетологи, продажники, юристы, рекрутеры.
  • Нужно иметь релевантный опыт. Если вы программист, создавайте проекты, выкладывайте их на GitHub.
  • Покажите стремления и интерес. Крупным IT-компаниям неинтересны дипломы, сертификаты и прочие устаревшие сигналы, им важно видеть, что человек по максимуму использует ограниченные ресурсы, чтобы себя прокачать. Люди, самостоятельно изучив языки программирования, попадают на эти вакансии.
  • Не сидите и не ждите, чтобы кто-то пришел и показал вам дорогу — заходите в YouTube, ищите таких же ребят, как вы, которые чего-то добились. Их очень много, и они делятся опытом. Я сам многим помог поступить в международные школы, проводил мок-интервью для международной программы обмена TechGirls. Чтобы направить энергичных и целеустремленных ребят, мы с моей подругой Анной Расуловой запустили менторский проект Oxiana Fellows Incubator в партнерстве с президентскими школами Узбекистана (в будущем хотим масштабировать на все школы). Проводим онлайн-воркшопы, интерактивные сессии, в том числе с западными экспертами.
  • Начинать работать над собой нужно как можно раньше. В 8-м или 9 классе уже надо знать свою цель и формировать дорожную карту на следующие пять лет. Никто и ничто со стороны не сможет вас мотивировать — внешние факторы всегда исчерпывают себя, поэтому мотивация должна исходить изнутри.

Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @KPTLUZ

tg