Основатели популярных YouTube-каналов Узбекистана поделились, прибыльно ли вести свой блог в видеохостинге

Блогеры также объяснили, почему партнерской программе YouTube предпочитают интеграции от местных рекламодателей.

Основатели популярных YouTube-каналов Узбекистана поделились, прибыльно ли вести свой блог в видеохостинге

С каждым днем, различных шоу, каналов на YouTube или Telegram становится все больше и больше. Данный показатель однозначно благотворно влияет на развитие общества — чем больше различного контента, особенно отличающегося качеством и смыслом, тем лучше. В эпоху потребления видео-контента — блогинг на YouTube стал одним из самых желанных видов деятельности. Каждый, смотря на первопроходцев, хочет повторить их путь или проложить собственный. Вдохновившись «картинкой» — любой желающий, взяв камеру в руки идет создавать свой первый выпуск, подкаст или дайджест. В 90% каналы, после заливки одного или двух роликов, становится безжизненным.

Kapital.uz обратился к авторам шоу и каналов, которые создают контент в YouTube на рынке Узбекистана и узнал — о каких расходах и доходах идет речь, какова культура потребления подобного контента в стране и какие документы необходимы, чтобы иметь возможность привлекать рекламодателей.

В начале MFaktor был социальным проектом. Вы изначально предполагали, что со временем монетизируете его или в процессе задумались об этом?

Если бы проект рассчитывал покрывать расходы за счет монетизации YouTube — MFaktor давно бы закрылся. Несмотря на то, что MFaktor подключен к партнерской системе YouTube, мы не рассчитываем на средства, поступающие от видеохостинга. Я могу поделиться с вами средним заработком в месяц, который мы получаем от сервиса — это 170-180$. От этой суммы хостинг еще отнимает 30%, что в итоге составляет 120$, это в свою очередь меньше, чем зарплата одного нашего сотрудника. На сегодняшний день, между прочим, команда работающая над MFaktor состоит из 30 человек.

Нужно признаться, что и мы не особо разбирались в системе монетизации, так как обнаружили другой способ зарабатывать на этом деле. На сегодняшний день, у нас несколько, можно сказать, рубрик и направлений в изготовлении видеоконтента — это различные мастер-классы, интенсивы, интервью, конференции и так далее. Контент производится и выпускается на ежедневной основе, в виде записей, стримов или прямых эфиров. За 3-4 года существования проекта, мы загрузили более 1 000 видеороликов и только в прошлом году проект начал зарабатывать и покрывать убытки.

Если у вас есть собственное оборудование, то хорошо, но для тех, кто берет камеры и остальное в аренду — цена изготовления одного ролика вырастает в разы. Мы инвестировали в проект на старте, вложив около 2000$ на первую камеру и на аренду. Сегодня у нас одна студия для проведения съемок и мы готовим вторую. В общем, как вы уже поняли, дохода от монетизации YouTube нет, хотя у нас достаточно неплохие просмотры. На сегодняшний день у нас более 158 тысяч подписчиков на канале, около 700 тысяч просмотров в месяц, из которых 500 тысяч уникальные.

Как зарабатывать на блогинге в YouTube без монетизации?

Воронка продаж выглядит следующим образом. Мы предоставляем бесплатный контент на YouTube, но делаем аналитику — какой гость или спикер вызывает больше всего интереса среди аудитории. Два раза в неделю мы организовываем оффлайн-ивенты с этими спикерами, а за вход взимаем плату от 400 000 до 1 200 000 сум. Мы посчитали, что нам будет достаточно, если наше оффлайн-мероприятие будет посещать хотя бы от 50 до 100 человек, для начала, чтобы наш проект окупал себя. Все эти средства мы ре-инвестируем в проект — на зарплату, аренду, технику, мебель и так далее. На минутку, только на аренду помещения у нас уходит около 50 миллионов сум и на зарплату команды уходит столько же.

Есть ли у вас рекламные интеграции и о каких суммах идет речь?

Да, иногда мы работаем с рекламой, но это не постоянный приток дохода. Нам достаточно тяжело работать с интеграциями, потому как рекламодателю интересны примерные цифры, которые он гарантированно получит. Наши ролики могут просматривать и всего 5 000 раз и несколько миллионов раз, поэтому спрогнозировать какой контент получит хороший охват, интересный рекламодателю, сложно.

Сейчас мы раздумываем над тем, чтобы рекламодатель платил по факту — за каждый лид (человек, который проявил интерес к тому, что делает компания, ее продукции или услугам, прим.ред). То есть, если будет 10 000 лидов — рекламодатель платит 100 000 сумов, за 100 000 лидов — n-ную сумму.

Есть еще один способ заработка средств, посредством рекламы. Некоторые предприниматели — продвигают себя, ради построения имиджа или продвигают собственную компанию и платят за участие в наших эфирах или программах. В зависимости от того, сколько времени они занимают в эфире или какие рекламные инструменты используют — это может обойтись от 10 до 40 миллионов сум. Мы выделяем время в нашей программе и максимально раскрываем его проект — рассказываем о его положительной стороне или выделяем конкурентную особенность.

Облагается ли ваша деятельность налогом?

Да, конечно, до сегодняшнего дня мы облагаемся 4% ЕНП. То есть, если зарабатываем 100 млн, платим 4 млн налог. Единственное условие, если в течение года, вы выходите по доходу за рамки 1 млрд сумов, то переходите на общеустановленный единый налог, НДС и так далее. Кроме того, все зарплаты сотрудникам выплачиваются в общеустановленной форме, с учетом налогов.

Создавать контент в YouTube и находиться при этом в Узбекистане — вы делаете контент для Узбекистана или для СНГ?

Тот контент, который произвожу я — нужен только жителям Узбекистана. Нас смотрят в России, США и в Казахстане, но это считанные зрители, в основном мигранты. Вряд ли кому-то будет интересно заграницей — интервью с Расулом Кушербаевым или Азизой Умаровой. Это намеренная стратегия — мы делаем контент для русскоязычного населения страны, недавно только начали добавлять субтитры на узбекском языке. Это сугубо наша дискотека, в которую никто чужой не заходит.

Единственная ли это ваша деятельность, которая приносит доход? Если да, хватает ли полученных средств на жизнь?

Нет, конечно это не единственная деятельность. Я занимаюсь параллельно двумя проектами. Первое это консалтинговое-инвестиционное агентство, мы помогаем стартапам, проводим аналитику, пишем бизнес-планы, ищем инвесторов. Кроме того, я являюсь консультантом по маркетингу Universal Bank. Остальное, свободное время, я посвящаю YouTube. Это, достаточно энергозатратное дело, которое отнимает много сил, средств и времени, но мне доставляет удовольствие. Пока это мне нравится, я и буду этим заниматься.

Что касается доходности, предполагаю, что приход от данной деятельности составляет 40% от всех проектов, которые я веду. Проект уже давно вышел на самоокупаемость, приносит прибыль, но не скажу, что это большие деньги. Эта деятельность — она про имидж, про пиар, но не про деньги.

Существовать только за счет тех средств, которые поступают с Alter Ego, наверное, было бы достаточно сложно. Порой, приходится привлекать собственные средства, когда, к примеру — выпуск вышел не интересным для рекламодателей или пришлось привлечь дополнительное оборудование.

Сколько проект отнимает по времени?

Мы снимаем выпуски блоками. То есть, к примеру, в месяц, три недели я занимаюсь двумя основными проектами, а одну выделяю под съемки Alter Ego. У меня в команде есть операторы, монтажеры и они занимаются процессом подготовки видео к выходу. Я занимаюсь изучением информации, подготовкой сценария или вопросов, администрированием и прочими процессами.

Сколько человек привлечено к проекту?

У нас два оператора, два монтажера и менеджер, который помогает мне с администрированием. Наша команда работает удаленно, без привязки к офису и рабочему графику — не вижу в этом смысла.

Каковы расходы на создание одного интервью?

Конечно все зависит от многих факторов — сколько человек привлечено к съемкам, арендуем ли мы помещение и так далее. Съемки с обзорами проходили в фотостудии, которую мы снимали за символическую сумму у знакомых. Интервью в офисе у героев, либо место предоставляли другие компании, гостиницы и так далее. В среднем, одно интервью, обходится нам в 10-12 миллионов сум, сюда входят зарплаты команды, в основном. Данные расходы мы покрываем за счет рекламных интеграций — все как в СМИ.

Что касается интеграций, сколько они у вас стоят?

На самом деле, стоимость зависит от того, насколько интересен выпуск. Конечно, интервью с чиновниками или депутатами пользуются большим спросом, следовательно и прайс на них выше — одна интеграция стоит около 12 миллионов сум. В одном интервью мы ставим всегда только одну рекламу, в обзорах ставили две, но там и цены были в разы ниже.

Какие еще источники доходов у Alter Ego?

Бывают коммерческие проекты. К примеру, если обращали внимание, на канале есть выпуски c Artel, Lukoil, Makro и прочими. Это проплаченные выпуски, но и к ним есть определенные требования — я берусь за то, что интересно мне или моим подписчикам, задаю вопросы, которые мне интересны. Я за этакий баланс между рекламой и интересным контентом. За такого роды проекты мы берем немного больше, опять-таки, цена зависит от того, сколько расходов у нас в связи со съемками. Если интервью мы снимаем за один день, то такого рода съемки занимают минимум два полноценных рабочих дня.

— Есть распространенное явление — большинство людей, которые наблюдают за деятельностью блогеров со стороны считают, что у последних насыщенная, интересная жизнь, которую построить достаточно легко. Расскажите, что такое — создавать контент для YouTube в Узбекистане?

Я не считаю, что в Узбекистане блогеры живут роскошной жизнью, которую легко построить. Да, в последнее время очень развились тиктокеры, вайнеры, телеграм-блогеры, но я бы не сказал, что в Узбекистане сотни, тысячи блогеров живут роскошной, процветающей жизнью от собственной деятельности. К примеру, я знаю лично видных блогеров Узбекистана, таких как Хушнудбек Худайбердыев, Мухрим Аъзамходжаев, и знаком с их жизнью с давних пор. Они эту деятельность для себя выбрали как вторую профессию . За ними стоит очень большой бекграунд, до этого они проделали большой путь. Не могу утверждать, что благодаря блогерству они в очень хорошем экономическом положении. Да, они зарабатывают на этом деньги, но на эти деньги роскошную жизнь не построишь.

— Вопрос о стабильности дела. Единственная ли это ваша деятельность, которая приносит доход? Если да, хватает ли полученных средств на жизнь?

Нет, это не единственная моя деятельность приносящая доход. Ular – проект, который даже несколько убыточный для меня. Расходы себя не покрывают. Мы продолжаем его только по той причине, что он нам нравится и он передаёт нашу философию. Сам я дизайнер, занимаюсь компьютерной графикой и у нас есть большая команда. Занимаемся диджаталом — у нас есть крупные заказчики и спонсоры. Мой доход идет с данной деятельности. Так как блогерство это не основная моя сфера, я не планирую большой прибыли от него.

— Одинаковы ли условия выплаты хостинга за контент во всех регионах? Как с этим обстоит дело у нас? Поделитесь цифрами.

У жителей Узбекистана культура покупок с интернета не особо развита и по этой причине YouTube отметил очень маленькую сумму для страны. Монетизация на нашем канале включена и сейчас у нас видео с самым большим количеством просмотров это интервью с Дийором Имонходжаевым директором ПФЛ, набрало более 100 тысяч просмотров. Это хорошая цифра для Узбекистана, и за этот ролик хостинг мне выплатил примерно 35$ и, примерно 30 — 40% с этих денег они оставляют себе в качестве комиссии, а просмотры других интервью очень низкие. Думаю этот пример очень ясно описывает картину, что с монетизации мы почти ничего не зарабатываем. 

— Кроме выплат от YouTube, у вас есть рекламные интеграции. Какие виды у вас есть и о каких цифрах идет речь? Каков, в среднем, чистый доход в месяц приносят интеграции?

Бывает очень много предложений. Были даже предложения взять интервью у определённого человека за деньги. Самая маленькая сумма такого предложения составляла — 12 миллионов сум,  а самое крупное было на 40 миллионов сум. Таких предложений, на сегодняшний день, было около 5-6, но я отклонил их все, по разным причинам. Основная – герои не были интересны мне лично и нашим зрителям.

Что касается рекламных интеграций, мы редко соглашаемся на них. Доходов с них поступает немного и покрывают, разве что, траты на съемку одного интервью.

— Поговорим о юридической стороне вопроса. Если у вас есть юр.лицо, какая у вас форма? Каков процент налогового обложения?

Проект Ular я начал со своим другом, однокурсником, Аброром Исмаиловым. У него есть своя личная компания, которая называется Vencon Digital. Компания работает также с блогерами, форма правления у них ООО, за собственную деятельность выплачиваются необходимые налоги. Все наши поступления идут через эту компанию.

— Расскажите, на сколько это возможно, о своих ежемесячных расходах, связанные с проектом? Сколько уходят за смежные услуги за переводы материалов, специалисту за монтаж, внутренним сотрудникам и так далее.

Сейчас у нас есть студия, но раньше мы снимали ее и платили около 500 тысяч сум за два часа съемок. Еще нужны 3 камеры, две петлички и два света. Средние расходы за аренду этой техники обходятся примерно в 50$. Необходим также один оператор, который все настраивает – камеры, звук, свет и снимает все. За его услуги мы выплачиваем 600 тысяч сум. Наконец, весь отснятый материал нужно склеить и сделать монтаж. Нанятый специалист монтирует также за 600 тысяч сум. В среднем, съемки Ular обходятся в 2 — 2,5 миллиона сум.

Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @KPTLUZ

tg