Как молодой предприниматель пересмотрел свой бизнес в продакшн-сфере и увеличил производительность

Основатель продакшн студии Abstract Visuals рассказал, как в пандемию ему пришлось сократить число сотрудников в три раза, а затем увеличить количество создаваемых роликов.

Как молодой предприниматель пересмотрел свой бизнес в продакшн-сфере и увеличил производительность

Бекзод Абдувалиев – молодой предприниматель, основатель продакшн студии Abstract Visuals. За 2 года существования компании, успел превратить ее в один из самых крупных продакшнов в Узбекистане с 60% охватом на рынке. Средний чек за ролик – 25 000$. Максимум до сегодняшнего дня – 70 000$. COVID ограничения и карантин заставили Бекзода посмотреть на свой бизнес с другой стороны и изменить корпоративную систему в компании, тем самым увеличив свою производительность.

Kapital.uz публикует материал совместно с Creative Central Asia Network — ассоциацией культурных и креативных предпринимателей Центральной Азии.

Начало. «2 года назад я был мальчик с камерой»

Я начинал со свадеб, но быстро понял, там не покажешь ничего интересного. Потом я перешел на ролики, снимал все бесплатно. Просил моделей позировать. Это были ролики без определенного смысла, просто набор красивых кадров. Потом начал снимать еду, охватил рынок HORECA, все рестораны. Стал брать за ролики сначала 50-100$, потом поднял чек до 300$. Позже узнал, что супруга беременна, понял, что-то надо менять. Или я остаюсь в этой профессии, но кардинально меняю статус или ухожу в другую сферу.

За 2017 год, когда я был просто мальчик с камерой я отснял за год около 200 роликов, а глобального по сути ничего не заработал. Я решил поднять чек до 7000$ за ролик. Конечно, всех заказчиков, которых я имел, я потерял, типа: «Вы в своем уме?! Ты мне позавчера на 200$ долларов снимал, какие 7?»

Но появились заказчики, которые заинтересовались «А что этот парень может сделать на эту сумму?»

Первый заказчик шинный завод, второй – реклама картошки. Просто картошки, блин! И вот так понеслась. Вначале я немного лукавил, что это целый продакшн, я был один, все было как говориться «на коленках». Но, все получилось. На первый кэш я арендовал офис, нанял ребят. Грубо говоря, такие «руки-ноги». Ну, поймите, где вы найдете у нас кастинг директора? У нас нет такой профессии. Или сценариста? И вот так, получается, мы все вместе учились. Я был головой, говорил, что надо делать, ребята – делали. Команда была молодая. Я очень много учился и много ошибался. Дело в том, что у нас рынке все стараются прятать какие-то «плюшки», «систему». Никто не делится информацией. Не к кому было обратиться, я набил много шишек. Была большая текучка сотрудников, потому что не справлялись. Я не хотел говорить художнику: сделай мне вот такую атмосферу! Я хотел слышать предложения, варианты, взгляд. Когда я требовал такое, ребята сливались. Моя работа сейчас – бюджеты, контракты и режиссура на съемочной площадке. К этому я шел 2 года. Штат за это время у меня достиг 22 человек.

«Мы, наконец, остановились, оглянулись и подумали»

Фото из личного архива Бекзода Абдувалиева

Как пандемия отразилась на вашем бизнесе? Можно ли сказать, что ковид заставил вас трансформировать ваш бизнес?

До пандемии, меня все устраивало на рынке, когда мой штат составлял 22 человека, у меня был большой охват заказчиков. Я понимал, все отлично, заработок есть, но ведь можно намного лучше! Мне не хватало знаний. Бывает же неоткуда взять знаний, что дальше делать?

На карантине я случайно увидел подкаст на youtube с участием Владимира Петрова из Anykey production (прим: Владимир Петров – исполнительный продюсер Anykey production Kazakhstan). Что бы вы понимали, это топовый продакшн, они топ в Центральной Азии. Я нашел его номер, набрал и прямо сказал: «Владимир, вы мне не брат, не сват, я вам никто, но вы мне обязаны помочь!» Он сказал: «Ну, капец!». Но, ему понравилось, что я сказал ему все прямо и честно.

Фото из личного архива Бекзода Абдувалиева

Владимир дал мне задание подобрать локацию в Узбекистане. Я за неделю сделал каталог, все отправил, ему все понравилось и в сентябре он позвонил и сказал: у нас будет проект, снимать будет Айсултан (прим: Айсултан Сейитов – режиссер) реклама телефона OPPO с участием Димаша (прим: Димаш Кудайберген – певец), если есть желание, прилетайте! Я сразу взял своего продюсера Ксению, она проджект, курирует все детали на съемочной площадке. Мы взяли последние 2 билета и сразу вылетели! На тот момент подряд шли все проекты, я передвинул все, так как поездка была на неделю.

Когда мы приехали я был в шоке, чтобы вы понимали, мы прилетели учиться. Нас встречают в аэропорту, отвозят в апартаменты, которые они уже оплатили, нас запустили на съемочную площадку. В Узбекистане не допускаются лишние люди на площадке, все скрывается. Я спросил у Владимира о возможности делать фотографии, следить за процессом, там была крутая аппаратура, чего нет у нас на рынке. Он сказал: «Бекзод, все, что хотите – делайте, все, что хотите – спрашивайте». Он предупредил съемочную группу: «У нас гости из Узбекистана. Ребята учатся, любите и жалуйте».

Они показали и рассказали все. Я был в шоке от такой откровенности.

Я спросил: «Владимир, в чем подвох? Вы не взяли денег, все показали и рассказали, почему у нас на рынке нет такой открытости?»

Он ответил: «Может, рынок в себе не уверен? Я уверен в себе и если ты завтра прилетишь в Алмату и сделаешь также, я сделаю лучше. Ты будешь моим мотиватором».

И это ведь на самом деле так. Конкуренция рождает качество, рост цен за наши услуги. У нас боятся конкуренции. Поэтому сейчас, кто бы ко мне не приходил учиться из молодых ребят, я обучаю бесплатно, все рассказываю. На сегодня я обучил уже около 20 операторов.

Фото из личного архива Бекзода Абдувалиева

Вы согласны, что такой подход положительно влияет на креативную индустрию в целом?

Конечно! Если мы друг другу не будем помогать, кто нам поможет? Узбекистан сейчас стремительно развивается, сюда начинают приходить многие мировые компании. А у нас наблюдается большой дефицит креативных кадров. Эти же мировые компании, увидев дефицит кадров, просто привезут свои команды. И мы будем работать на них. Чтобы такого не было, нам надо дружно браться за руки и расти.

Как только я прилетел из Алматы, я полностью пересмотрел корпоративную модель в своей компании. Я всегда стремился набрать сотрудников в штат – in house. Я думал, что единая стилистика в работах очень важна. Такая история возможна в клипах или в коротком метре, но не в рекламе. Ведь каждому заказчику нужен свой подход. Я изучил КПД каждого сотрудника. Я платил зарплаты плюс бонусы по каждому проекту. Я понял, что я переплачивал в два раза больше, чем если бы нанимал фрилансеров. Я оставил топ-менеджмент и начал поднимать всю базу фрилансеров, которые есть на рынке.

Когда у меня было 22 человека, за месяц мы могли производить 4-5 роликов. При новых изменениях корпоративной модели, на данный момент мы производим 12 роликов в месяц. Производительность выросла в 3 раза.

Из-за ежедневной рутины, не было времени задуматься о том, куда мы идем, почему и как. Ситуция с Ковидом оказалась для нас возможностью остановится, оглянуться и подумать. На данный момент в команде работает 7 человек, я оставил только топ-менеджмент.

Также за время карантина у меня было время познакомиться с коллегами из Питера, Москвы, Киева. Я понял, нетворкинг очень важен! На данный момент нашим клиентам я могу предоставить все: режиссера из Киева, технику из Казахстана, любой каприз. Вы хотите качество на мировом уровне? Сделаем! Нету такого как было раньше: «У нас нет этого на рынке. Мы не можем вам это предоставить».

Какие планы по дальнейшем развитию?

Мы подали документы на Global Production Network. Это мировая сеть лучших продакшнов. Из Центральной Азии там только Anykey.

Сейчас мы также заинтересованы в производстве контента. У нас не освоена youtube площадка, если в Казахстане уже снимают сериалы для youtube и интегрируют туда рекламу и это все очень хорошо работает, то у нас пока нет ни одного такого проекта. Это здорово, создавать то, что ты хочешь. Я увидел это у ребят из Питера. Они снимают сериалы, короткие метры, фильмы – это все авторские вещи, а бюджеты на это с интегрированной рекламы. В рекламе далеко не разбежишься, там все должно быть по полочкам. А в этих проектах можно творить, креативить. Где я занимаюсь творчеством, это исключительно «авторские заказы». То есть я беру какой-нибудь бренд, который мне приятен и снимаю для этого бренда ролик, бюджет со своего кармана. Я говорю: ребят, хотите я вам сделаю ролик? Это будет мое видение, бюджет с меня. Эти работы потом получают награды на фестивалях и все прекрасно. Мне не хочется превращаться в машину, которая только верстает коммерцию. Сколько я так продержусь?

Что для вас быть креативным?

Сложный вопрос для меня. У меня нет этого «Я так вижу». Потому что я работаю в сфере рекламы. Если бы был бы режиссером фильмов или клипов, тогда другое дело. Я работаю в рекламе, у меня холодный разум, я технарь. Креатив для меня — это инструмент. Это наша работа.

Чего нам не хватает в креативной индустрии на Центрально-азиатском рынке?

У нас есть какой-то комплекс. Мы все стремимся куда-то в Европу, представляем себя этими людьми, мы стесняемся своей айдентики. Мне кажется, Казахстан в этом плане научился показывать свою айдентику, например, тот же Айсултан очень круто это делает. Посмотрите на Америку: комиксы, фильмы. Азия – это летающие мечи, шаолини. Индия – это танцы, краски, французы ­– это их комедии. А нам нужно найти свой стиль, свою подачу и предоставить на рынок. И таким образом будет возможность рассказать о наших странах всему миру.

Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @KPTLUZ

tg