Основатель Black Quail и Ikkichi Пахлавон Турдиев о том, как создал бренд на рынке кожаной галантереи в сегменте affordable lux

Предприниматель в сфере кожаной галантереи поделился также тем, почему Ikkichi это бренд, направленный на разрушение ярлыков, навязанных обществом.

Основатель Black Quail и Ikkichi Пахлавон Турдиев о том, как создал бренд на рынке кожаной галантереи в сегменте affordable lux

Kapital.uz побеседовал с основателем бренда Black Quail и Ikkichi Пахлавоном Турдиевым и узнал, почему предприниматель не давал ни одного интервью с 2013 года, как создал бренд в отрасли кожаной галантереи, перешедший в сегмент affordable lux и метящий на международный рынок. Основатель поделился, каким образом создал бренд, основывающийся на собственном бунтарском характере и зачем создал второй бренд Ikkichi, что в переводе означает «двоечник».

Тяга к созиданию, борьба за любимое дело и первые деньги на художестве.

Родом я из Ферганы, моя мама воспитатель в начальных классах, а отец был главврачом в СЭС. С детства у меня была любовь к лепке фигурок из пластилина. Какое бы животное я ни лепил, все отмечали, что у меня получается очень похоже. Кроме того, я всегда внимательно рассматривал ранние рисунки моего старшего брата, учившегося тогда в университете имени Низами, по специальности педагог по рисованию. С тех пор, в моей жизни стала постоянно присутствовать живопись, что развивало мою насмотренность. Пока я рос, в моей жизни было несколько важных моментов, которые помогли мне определиться с тем, чем я буду заниматься в будущем. Первое из них произошло во время выставки талантливых ребят школы. Кто с вышивкой, кто с кулинарией, кто достиг успехов в футболе, а я принес свои художественные изображения. Комиссия ходила, смотрела работы и через какое-то время, увидев мои рисунки, один из членов комиссии подошел ко мне и спросил мои ли они. Когда я положительно ответил, он удивился и, представившись преподавателем из Ферганского филиала Государственного института искусств и культуры Узбекистана, признался, что даже студенты старших курсов не рисуют как я.

Подобных случаев было несколько, после которых я понял, что это является несомненно моей сильной стороной. Переломным моментом был случай, когда мне вручили медаль за третье место в конкурсе, который транслировали по телеканалу Yoshlar. В тот день, вернувшись с награждения, я вручил награду матери и таким образом выкроил себе право заниматься творчеством, которым она не хотела чтобы я занимался, и впредь. Далее, переехав в Ташкент, в лицее я стал подрабатывать на художестве, продавая собственные картины.

Фото из производства Black Quail.

Как голливудский актер Джонни Депп подал идею создать первый кожаный браслет.

2007 год, на пике своей популярности фильмы про пирата Джека Воробья вместе с главным актером, сыгравшим эту роль, Джонни Деппом. Мне очень импонировал его стиль, как он одевался и в каком образе представлялся в жизни. На тот момент, мой бунтарский характер уже не позволял мне одеваться как все, и это в свою очередь обрекало меня на постоянную борьбу за самовыражение. В «старом городе» мне приходилось доказывать из-за своей внешности, что я не нетрадиционной ориентации, блюстителям порядка я доказывал, что борода никак не относится к экстремизму. Однажды я увидел кожаный браслет Джонни Деппа, который мне очень понравился. Я стал искать, есть ли нечто подобное в городе и ничего не нашел. Тогда, я обратился к Алексею (Алексей Меньшаев, основатель бренда KANISHKA), с которым мы тогда уже дружили. Я попросил у него лоскутки кожи и, используя их, начал свои первые эксперименты по направлению «кожаная галантерея». Тогда я ещё не знал, что мои дизайны кожаных изделий будут так интересны потребителю.

Фото из производства Black Quail.

Сначала раздавал изделия друзьям и приятелям, которым они весьма нравились, и я увидел в этом жилку для бизнеса. В тот же период, я познакомился с Human House, который тогда был хабом творческой молодежи. Тогда я не был знаком с Лолой Сайфи, но начал общаться с работниками центра, которые предложили сделать мой собственный корнер. Дело стало хорошо идти, а кожаные изделия пользоваться спросом. Я существовал на собственные средства, без всяких сомнений тратил на инструменты, кожу и прочие необходимые вещи. На собственной странице Facebook я стал публиковать изделия, спрашивая, интересно ли было бы кому-нибудь приобрести их. Шло время, я развивал и оттачивал собственные навыки. Когда я перешел на третий курс, я продолжал выставляться и продавал изделия под собственным именем. Тогда же я стал задумываться о своём деле, в частности, о том что это будет – бутик эксклюзивных изделий или настоящее производство, из чего оно будут состоять, и как мой бренд станет называться. Я решил, что это будет продукт,  40% которого составляет дизайн, а 60% — маркетинг.

«Черная перепёлка», которая обитает только в Лондоне и бизнес, начавшийся с 400$.

Мой первый крупный коммерческий заказ поступил от компании Ucell. У сотового оператора был ребрендинг, они полностью реформировали свою работу и переезжали в новый офис. Ко мне обратилась команда компании и к открытию попросила изготовить 1500 кожаных браслетов.

В начале своего пути я занял у сестры 400$ на воплощение бизнес-идей, и на сегодняшний день они являются единственной инвестицией, которую я вложил при запуске собственного дела.

Я работал тогда один, ночью приходили соседи и угрожали вызвать милиционеров, если я не прекращу стучать молотком. За тот заказ я получил 4 000$, что для того времени, еще и для студента – были невероятной суммой. Тогда я понял, что заказы все увеличиваются, а мне нужно пространство, в котором я мог бы работать, и стал искать маленькие помещения в аренду. В итоге нашел подходящее на Бешагаче. Через год я арендовал целый этаж этого здания, а еще через какое-то время, смог арендовать около 90% всего здания, которое состояло из двух этажей. Весь мой приобретенный навык – это годы практики и самообучения, никогда у меня не было наставников в этом деле.

Тогда и пришла ко мне идея назвать собственный бренд The Black Quail. Когда я думал об узбекском народе, я ассоциативно представлял чайхану, где люди едят плов, пьют чай, сидя на хантахте, а где-то на фоне поет перепёлка. С этим у меня ассоциируется детство, в махалле всегда у кого-нибудь водилась эта птичка и пела.

Что же касается цвета перепелки – это отдельный смысл. Как я и говорил ранее, я был нонкомформистом, бунтарем по жизни. Одевал короткие брюки, носил бороду, носил цветные носки, когда это еще осмеивалось или запрещалось. Кроме того, я всегда считал себя «гражданином мира», мог прижиться где угодно. Особенно мне близка по духу английская культура и кроме узбека, я всегда считал себя англичанином. Так вот, прибавка black – это то самое отражение моей бунтарской личности, стремление выделиться. Так, перепелка стала черной, но когда я узнал, что в природе черные перепелки водятся только в Англии – я понял, что это судьба.

Фото из производства Black Quail.

О становлении бренда, финансовой неграмотности и ре-инвестициях до старта.

Сегодня я абсолютно точно понимаю, насколько неграмотным и не подкованным в финансовом вопросе я был до поры до времени. Это уже потом, когда я нанял бренд-менеджера, который имел финансовое образование, я понял, насколько некорректно реализую свои изделия и что ошибочно предполагал, что нахожусь в плюсе. Когда мы подсчитали все расходы и доходы, оказалось, что никакую наценку я не ставил, а продавал один к одному, а порой и в минус себе. 

К слову, меня всегда распирает гордость при мысли о том, что я создал собственный бренд, который имеет свои ценности, определенную миссию и четкое видение, как развиваться дальше. Я не стал очередным цеховиком, который существует благодаря заказам. Мы сформировали осознанный, полноценный и яркий бренд, который отражает наши взгляды и стремления. Считаю, что мы первыми создали самобытный бренд кожаной галантереи. Я сразу понял, что буду обращать особое внимание не только самому продукту, но и его обертке – упаковке, подаче, которая придаст статусности и солидности нашей «перепелке». На сегодняшний день оборот за всё время существования бренда составил более 2 000 000$.

Как выглядит производство и почему Black Quail стал продуктом в сегменте affordable lux.

Производство – это постоянная головная боль, которая расположена на территории 1000 кв.м, но увлекательная. В нашем случае, производство выглядит следующим образом. Мы, рассчитывая собственные силы и производственные мощности, планируем сколько изделий мы сможем изготовить за полгода в теории. Утвердив количество, обращаемся к нашим вендерам (поставщик определенного вида сырья, прим.ред), с которыми у нас заключен контракт, что определенное сырье, в надлежащем виде, мы берем только у них. На полугодие вперед мы заказываем определенный объем. Далее ответственный человек проверяет сырье на качество. Если все в порядке, сырье отправляется на склад и распределяется в производство. Работа всегда есть, как минимум на полгода вперед, и чем быстрее мы ее выполним, тем нам же лучше, значит можно заказывать следующую партию. После необходимой обработки сырья, проверки поверхности кожи, нитей или замков, все передается к швеям, которые совершают необходимые работы на своем участке. Если все в порядке, все заготовки передаются в ОТК (отдел контроля качества, прим.ред), который делает заключительную экспертизу и выносит собственный вердикт. После того, как изделие готово, оно переходит менеджеру по продажам в магазине, который проверяет товар по своему перечню пунктов проверки. Таким образом, в нашей команде выстроен определенный цикл, при котором каждый последующий участник цепи проверяет предыдущего, что в свою очередь не позволяет на полке оказаться товару с дефектом.

Наши мощности, после пандемии, резко упали, за счет сокращения количества сотрудников. До коронавируса, в нашем штате было 60 сотрудников, и наша производственная мощность составляла 3000 изделий в месяц, сейчас это цифра упала до 1000 изделий при 20 сотрудниках. В настоящее время мы активно ищем сотрудников, которых планируем довести до 100, до конца года. К тому же, мы параллельно занимаемся покупкой оборудования, для того, чтобы выйти на объем в 10 000 изделий в месяц и выходить на экспорт на другие рынки. В нашем случае, оборудование будет стоить порядка 100 000– 500 000 евро, что значительно повлияет на улучшение качества наших кожаных изделий.В будущем любой заказчик, при принятии решения передачи заказа, будет приходить на производство и лично знакомиться с оборудованием. Мы планируем выйти на заказы от международных брендов, по примеру, как сегодня в Намангане происходит пошив костюмов бренда Hugo Boss. Сегодня, мы работаем только с корпоративными заказами, к нам обращаются такие бренды, как Lukoil, Hyatt, Golden House, UzBAT, Enter Engineering, Samsung и другие.

В прошлом году мы сделали re-launch бренда, за счет чего определили миссию, ценности и ДНК бренда, ответили на вопрос “кто мы и что мы хотим сказать миру через наши изделия?”. Это помогло нам определить путь бренда в ближайшее время и понять, почему мы хотим существовать в сегменте affordable lux.

Испокон веков, узбекская история славится искусными ремесленниками, а культура и архитектура не уступает ни одному историческому прошлому других развитых стран. Как и хотели, мы стремимся покорить зарубежные рынки, показать качество узбекских мастеров, и сделать это наглядным образом, через собственные изделия. Если до перезагрузки, мы использовали местную кожу, то сегодня кожа используется только импортируемая из Франции, замки и молнии из Италии, а специальные нити из Германии. Это произошло после того, как я съездил в Милан, где проходила крупнейшая специализированная выставка по кожаной галантерее. Здесь выставлялись производственники, которые работали с такими брендами, как Louis Vuitton, Hèrmes. Как и любая другая сфера, на рынок кожи также повлияли течения по защите природы, эконаправленность и так далее. Мы заключили договор с вендером, который специализируется на выделке кожи на минеральной основе. Такая кожа называется кожей растительного дубления, она более экологична, безопасна, с натуральной пигментацией на основе растений (слива, орех и прочее). Изделия из такой кожи более долговечны и не содержат химических элементов, в отличие от кожи хромового дубления . 

Поэтому наша новая коллекция, которая будет представлена уже в конце марта – начале апреля, будет состоять из изделий, которые мы изготовили по новым технологиям и из сырья, экспортированного из Европы. При переходе на ценовую категорию affordable lux, мы пока что, не можем использовать местную кожу, потому как наши вендеры не научились ее правильно обрабатывать. Моя цель — развить кожевенную отрасль нашей страны и вывести ее на мировой уровень, чтобы с нами считались и воспринимали, как полноценного и достойного игрока международного рынка.

Фото из производства Black Quail.

Как появился бренд «Двоечник» Ikkichi и почему он направлен на создание нового поколения без ярлыков, навязанных обществом.

После анонса о запуске бренда 17 февраля, Ikkichi стал весьма востребован среди покупателей. Возможно, потому как близок по духу к менталитету нашего народа, направлен к нашим истокам и, конечно же, находится в приемлемой ценовой категории. При создании этого бренда, я сам вернулся к истокам, задав себе вопрос: «Кто я такой? В какой среде я вырос?». Миссия бренда — это своего рода, высмеивание и шутливое отношение к тому, как узбекский народ любит наносить ярлыки на общество. Нам с детства говорили: «Не будь как он», «Учись хорошо», «Поступи в этот вуз, чтобы стать тем-то», «Двоечники не достигают ничего» и так далее. Вот мы и создали бренд, который переводится как «Двоечник». Это те самые, которые пропускают уроки, гуляют, но тем не менее, также достигают высот. Через этот бренд, мы хотим сказать, что ярлыки – это совершенно ненужная вещь. Достичь собственных целей можно, обойдя поступление в крутой вуз или на престижную работу. Достичь собственных мечт можно просто занимаясь любимым делом и смотря на этот мир с оптимизмом.

Мы делаем упор на рынок Узбекистана, подчеркивая особенности наших жителей, как столицы, так и регионов. Различные диалекты, шутки, те же особенности навешивания ярлыков, сленг – это все про Ikkichi. Все это мы используем на принтах, в гравировке, в упаковке и коммуникации через социальные сети.

Просто подумайте, англичанин, который приедет в Узбекистан и выучит русский язык – не будет думать и заботиться о собственном произношении, его главной целью будет донести до собеседника свою мысль. Так почему мы предвзято относимся к нашим собственным людям, владеющим русским или узбекском языком и пытающимся говорить на другом языке с ошибкой, с насмешкой? Я хочу разорвать эти стереотипы, чтобы ко всем относились одинаково – будь то «парень из кишлака» или «городской молодой человек».

Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @KPTLUZ

tg