Экспат из Самарканда об открытии собственной галереи в Дубай и прибыльности арт-бизнеса в эмиратах

Основательница галереи также рассказала что помешало открытию галереи в Узбекистане.

Экспат из Самарканда об открытии собственной галереи в Дубай и прибыльности арт-бизнеса в эмиратах

Andakulova Gallery расположена в самом центре Дубай – в Dubai Financial Center DIFC, в одном из ведущих финансовых центров cтран Ближнего Востока, Африки и Юго-Восточной Азии. В помещении в два этажа, общей площадью 60 кв.м., галерея на протяжении уже 8 лет ведет свою искусствоведческую деятельность. Основательница галереи – экспат из города Самарканд Наталья Андакулова поделилась с Kapital.uz о том, насколько прибылен выставочный бизнес, чем ознаменовалась пандемия для галереи и о том, почему до сих пор не получилось открыть галерею в Узбекистане.

Сколько было вложено на старте? Окупились ли инвестиции и насколько данный бизнес прибылен в эмиратах?

Я взяла банковский заем в 40 000$ для старта и для меня это оказалось достаточно серьезной проблемой в начале, так как я не знала в силу отсутствия опыта всех возможностей галереи. Ежегодный процент погашения был не столь большим, но очень ощутимым. Галерея – очень сложный бизнес и его нужно очень сильно любить и так мотивировать себя, чтобы через какое-то время он стал прибыльным.

К тому же, в Дубае аренда площади очень высокая и это переливается в постоянный расход. Разумнее просчитать расход и взять ипотеку в банке. Банковская ставка в ОАЭ для выдачи кредита под помещение для бизнеса составляет в среднем 4,5%, а жилья 3,5% в год. При правильном выборе помещения такой вариант выгоднее, чем платить аренду. Помещение моей галереи маленькое – 60 квадратов, но есть высокий потолок. Это дало нам возможность пристроить второй этаж и таким образом расширить пространство, купив его в кредит. Аренда такого помещения в год обходится 16 500$ или 1400$ в месяц.

Сколько экспонатов находится в фонде галереи на сегодняшний день? Какова их общая стоимость?

Галерея не большая и хранилище тоже. Наша задача – не прятать искусство в хранилище. После выставки, если картины не были проданы, мы возвращаем их художнику. Нам важно, чтобы картины или скульптуры жили своей жизнью, в домах или офисах новых владельцев, радуя их глаз.

Как сказалась пандемия на работе галереи? Сколько времени было запрещено посещать выставочные залы? 

В ОАЭ карантин продлился не долго, поэтому не могу сказать, что это сильно отразилось на нашей работе. За это время мы смогли сделать то, до чего раньше не доходили руки – разработали вебсайт, провели архивирование арт-коллекций наших клиентов, создали VR для нашей галереи и нашли арт-платформы, на которых можем размещать картины. Я оптимист по натуре, поэтому всегда стараюсь пути, чем мы могли бы быть полезны своим клиентам.

Поделитесь самыми яркими моментами в жизни галереи за восемь лет, которые она существует в эмиратах.

Это огромный объем работы. Трудно выделить что-то определенное, вот самое яркое из того, что мы проделали:

— галерея активно сотрудничает со строительными компаниями, отелями и дизайнерскими бюро. Мы оформили декоративными принтами на основе оригинальных произведений художников более 20 зданий в Дубае. Среди них можно отметить отель Redisson, строительные компании Damac и Dubai Property;

— издали книгу, при поддержке престижного международного издательства Skira «A Line to Eternity» («Линия в вечность»), посвященная творчеству узбекского художника Баходыра Джалала;

— участие в престижных международных проектах – Art Stambul и Art London, биеннале в Лахоре, Ташкенте, Египте и в ОАЭ;

— в период пандемии, галерея инициировала серию интервью с художниками при участии доктора искусствоведения, академика Нигоры Ахмедовой, которая позволила нам расширить аудиторию и продолжить популяризацию творчества художников;

— запустили проект нового образовательного формата «Современное искусство» совместно с RSC (Russian Social Club), где ежемесячно я провожу лекции по истории искусства и новым направлениям современного искусства, в онлайн и оффлайн формате.

Насколько вам помогает образовательный бэкграунд сегодня?

Оно играет важную роль как в моей личной жизни, так и в карьере. Сегодня время специалистов, которые должны великолепно знать свое дело. Когда мне говорят, что не понимают искусство, но хотят вкладывать в него, я отвечаю, что именно для этого существуют галереи и мы – искусствоведы. В галерею попадает искусство, которое было отобрано по определенным критериям, проведен анализ подлинности и оценка стоимости.

Кстати, совет бизнесменам – обратите внимание на искусство, ведь это инвестиции. Для банкиров это возможность создать арт-фонды, которые так успешно освоили за рубежом. Таким образом вы можете помочь развитию культуры и искусства в стране, а также иметь альтернативное вложение.

В одном из своих интервью вы говорили, что планируете открыть галерею в Узбекистане, тогда преградой встал вопрос финансирования. Что с этой идеей сейчас?

Да, в планах было открытие галереи в Ташкенте. Стимулировало это решение постановление Президента от 19 июня 2020 года, что с 1 июля 2020 по 2023 года частные музеи, галереи, центры ремесленничества будут платить 50% от ставки подоходного и земельного налога, а также налога с оборота в Узбекистане, которое на мой взгляд может активизировать арт-рынок. К сожалению, пандемия внесла свои коррективы и все отложилось на неопределенный срок.

В таких ситуациях особенно страдают художники, так как искусство отходит на второй план. Я же очень до сих пор надеюсь реализовать свою мечту и открыть галерею в Ташкенте. Это будет пространство, в котором будут представлены выставки современных художников, что на мой взгляд, поспособствует культурным связям между странами Центральной Азии.

Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @KPTLUZ

tg