Узбекистан в сложившейся обстановке может стать альтернативным регионом для расширения бизнеса — Forbes

Издание подготовило статью, в которой рассказывает об экономическом потенциале Узбекистана

Узбекистан в сложившейся обстановке может стать альтернативным регионом для расширения бизнеса — Forbes

Рынок Узбекистана стремительно растет: за последние четыре года ВВП страны увеличился, экономический рост составил 24%, считают в Forbes.ru. Издание подготовило статью, в которой рассказывает об экономическом потенциале Узбекистана.

Доля предприятий с российским капиталом на территории Узбекистана постоянно растет — с 2019 года показатель увеличился на 10%. Не помешали даже вызванные пандемией ограничения. Суммарные инвестиции российских компаний в экономику Узбекистана уже достигли $10 млрд. При этом далеко не все игроки российского бизнеса рассматривают рынок страны всерьез.

Традиционно более привлекательным регионом для россиян был Казахстан, однако события начала этого года привели к экономическим убыткам республики, которые оцениваются в $2–3 млрд. Узбекистан в сложившейся обстановке может стать альтернативным регионом для расширения бизнеса — тем более, что местные власти отреагировали на печальные события у соседей. К примеру, я заметил, что в Узбекистане сразу после протестов в Казахстане упали цены на бензин: АИ-80 стал стоить 6200 сум (около 45 рублей) вместо прежних 7500 сум (около 54 рублей).

Стереотипы относят Узбекистан к странам, находящимся где-то на задворках в экономическом и технологическом планах. Долгое время они себя оправдывали — страна была закрыта с начала 90-х до конца 2016 года. С приходом к власти Шавката Мирзиеева ситуация поменялась кардинально. Новое правительство взяло курс на экономическое развитие, привлечение иностранных инвесторов и в целом открытость миру. Власти провели множество реформ, направленных в том числе на поддержку бизнеса — к примеру, упростилась процедура открытия компаний для граждан и иностранцев.

Поднять дырявую лодку

Рынок Узбекистана стремительно растет: за последние четыре года ВВП страны увеличился с 4,5% до 6,9%, экономический рост составил 24%. Быстрорастущий рынок похож на прилив — он поднимает все лодки, даже дырявые. Компания, у которой есть потенциал, просто не сможет простаивать на таком рынке.

Плюс еще и в том, что здесь пока почти нет международных гигантов и монополистов, с которыми бесполезно конкурировать. Представительства пока открыли IT-корпорация IBM, нефтегазовые компании «Газпром» и «Лукойл», авиакомпания S7, фармацевтические предприятия вроде «Нижфарм». Международная сеть супермаркетов Carrefour первая из иностранных ретейлеров вышла в Узбекистан. Samsung имеет на территории республики четыре официальных офиса, тогда как его конкурент Apple пока только строит планы на открытие первого.

В остальном на рынке преобладают компании, имена которых далеко не на слуху. В списке наиболее успешных брендов Узбекистана за 2020 год — продуктово-розничная сеть korzinka.uz, сервис доставки LeBazar.uz и Express 24, магазины по продаже бытовой техники Ishonch и Texnomart. Небольшие локальные игроки получают возможность занять ниши и масштабироваться. Причем часто нет необходимости изобретать велосипед и приносить на рынок что-то необычное — достаточно выявить текущие потребности аудитории и предложить альтернативу конкурентам.

Подобная рыночная ситуация может сыграть новым игрокам на руку, а может — привести к трудностям. С одной стороны, есть возможность занять ниши, которые в других странах уже давно заняты крупными брендами, закрепиться и достичь колоссальных результатов за относительно короткий период. С другой — в Узбекистане далеко не на все привычные нам форматы потребления сформирован спрос. Часто его нужно «выращивать» с нуля, переучивать аудиторию, закреплять новые паттерны поведения.

Например, если для России уже стало обыденным использование агрегаторов доставки и покупок в один клик через приложения, то в Узбекистане люди все еще предпочитают лично звонить в рестораны и магазины. По данным сервиса доставки еды Bringo, 75% местного рынка занимает доставка, организованная самими ресторанами, и только 10–15% остается за агрегаторами. В Bringo отмечают, что рынок заказа еды показывает рост: в последние пару лет количество заведений с доставкой выросло с 400–500 до более чем 700. За месяц в Ташкенте, столице Узбекистана, совершается в среднем от 150 000 до 250 000 заказов на доставку. Особой популярностью пользуются национальная кухня и фастфуд, но растет и интерес к японской и китайской кухне.

Мы сами готовимся к запуску на рынке Узбекистана весной 2022 года. По нашему опыту, ресторанный бизнес в стране готов вкладываться в агрегаторы, его не пугает даже относительно высокая комиссия в 25%. Причина — ресторанам сложно организовать собственную доставку из-за нехватки курьеров, их низкой подготовки, нежелания носить униформу и так далее.

Полный материал можете прочитать по ссылке.

Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @KPTLUZ

tg