Перевод долларовых кредитов в сумовые приведет к серьезным рискам для банковского сектора – эксперты

Бехрузбек Очилов, со-основатель аналитического агентства EQRE и Екатерина Коршик, индексный аналитик EQRE, рассказали Kapital.uz о новом постановлении президента, по которому кредиты коммерческих банков до 1 млн долларов переводятся в сумы.

Перевод долларовых кредитов в сумовые приведет к серьезным рискам для банковского сектора – эксперты

В конце октября мы писали, что кредиты коммерческих банков, выделенные предпринимателям в иностранной валюте и размеры которых не превышают 1 млн долларов, переводятся в сумы. Разницу в процентах должно было компенсировать государство.

Специалисты отметили, что документ призван помочь предпринимателям, однако, может привести к обратным последствиям – дополнительной долговой нагрузке на малый и средний бизнес, а также к системному риску для банковской системы и даже дефолтам отдельных банков.

Бехрузбек Очилов считает, что конвертацию кредитов банки будут проводить, добавляя к текущей ставке по долларовому кредиту как минимум ставку рефинансирования Центрального банка.

«Как это будет работать на практике? Допустим, у бизнеса 8% кредит в долларах. Добавляем как ставку рефинансирования ЦБ в размере 14%. Итого – 22% кредит в сумах. При этом банки могут добавить не ставку рефинансирования, а процентную разницу между сумовыми и долларовыми депозитами, которая на данный момент составляет 16-17% (так например оценивает стоимость своего валютного свопа Узпромстройбанк)», – заявил специалист.

Он пояснил, что таким образом, конечная ставка для предпринимателя с 8% долларовым кредитом может ранжироваться в районе 22-25% в сумах. После получения максимальной компенсации от Государственного фонда поддержки, как указано в постановлении, что составит 5%, ставка составит 17-22% в сумах.

А теперь давайте переведем в доллары и сравним как реально изменилась ставка. Текущая 12-месячная девальвация сума к доллару — не более 4%, и она будет оставаться низкой в результате мер Центрального Банка по инфляционному таргетированию. В этом случае, мы получаем долларовую ставку в 13-18%.

«Предприниматель платил  8% в долларах, теперь будет платить от 13-18% в долларах, причем скорее всего именно по верхнему диапазону. У немногих бизнесов есть такая маржинальность в валюте и будет очень много бизнесменов с валютными кредитами, которые в результате постановления не смогут выполнять свои кредитные обязательства – то есть элементарно возникнут просрочки по кредиту и даже дефолты по обязательствам», – добавил Очилов.

Екатерина Коршик рассказала, как это отразится на банковской системе. По её словам, LDR (Loan-to-Risk Ratio, отношение объёма кредитов к депозитам) для всей банковской системы в Узбекистане составляет рекордные 252%. У банков с участием государственной доли он ещё выше – 315%, то есть в 2 раза выше, чем в США, в 3 раза выше среднего показателя по миру, и в 3,3 раза выше среднего для развивающихся стран.

«Это заоблачное, критическое значение, при котором вероятность дефолта очень высока. Cамое высокое значение по группе составляет 1020% для Узагроэкспортбанка, далее 370% для Узнацбанка и Микрокредитбанка, также 190% для Народного банка», – считает Коршик.

Значение же NPL (non-performing loans, неблагонадежные кредиты, по которым банки рискуют потерять не только проценты, но и само тело кредита) – по стране 5,9%.

При этом, у Hi-Tech банка NPL составляет 92,7%, в Туркистон банке 69,2%, в Узагроэкспортбанке 66,2%, в Равнак банк 31,9%. В шестом по величине банке страны — Народном банке NPL составляет 22,7%. Годом ранее, средний NPL составлял 2,1%, то есть мы наблюдаем рост почти в 3 раза. Для сравнения, показатели NPL в 2020: США, Австралия (1,1%), Великобритания (1,2%), Швеция (0,5%).

Наращивание банками рисков, вкупе с новым постановлением, несут за собой серьезные системные риски для банковского сектора страны, считает Бехрузбек Очилов.

Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @KPTLUZ

tg