Forbes: Как уроженец Узбекистана создал компанию для запуска спутников на ракетах Илона Маска

Как Богданову удалось создать успешный бизнес без сторонних инвестиций и стать партнером компании Илона Маска и «Роскосмоса»?

Forbes: Как уроженец Узбекистана создал компанию для запуска спутников на ракетах Илона Маска

Предприниматель Дмитрий Богданов в 19 лет переехал из родного Ташкента в Берлин, где построил компанию по запуску малых спутников в космос Exolaunch с прибылью в €3 млн. В 2022 году она планирует выйти на IPO, а в более отдаленном будущем стать аналогом сервиса экспресс-доставки DHL — только в космосе. Как Богданову удалось создать успешный бизнес без сторонних инвестиций и стать партнером компании Илона Маска и «Роскосмоса»? Приводим материл наших коллег из Forbes.

После того, как в 2018 году Илон Маск запустил в космос спортивный электромобиль Tesla Roadster на ракете Falcon Heavy, немецкая компания Exolaunch (до 2018 года — ECM Space), предоставляющая услуги по запуску малых спутников в космос, начала получать от клиентов нестандартные запросы. «Иногда нас просят отправить в космос записку с желанием, фотографию любимого человека, мобильный телефон или флешку с личной информацией», — рассказывает 42-летний основатель и гендиректор Exolaunch Дмитрий Богданов в интервью Forbes по Zoom. С 19 лет Богданов живет в Берлине: 10 лет назад он основал там стартап, который сегодня работает с «Роскосмосом», SpaceX и Virgin Orbit.

От предложений отправить личные вещи на орбиту Exolaunch приходится отказываться: это не целесообразно и несерьезно, хотя сотрудники, которые принимают участие в проектах компании, и другие разработчики космических аппаратов все же вставляют бумажки с желаниями и записки в космические аппараты. «Это эксклюзивное право разработчика, нечто, что нельзя купить за деньги», — объясняет Богданов. Как он смог создать новую компанию на рынке, который к 2040 году может превысить $1 трлн?

Из Ташкента в Берлин

42-летний гендиректор компании ExoLaunch Дмитрий Богданов родился в Узбекистане. Его мать была лингвистом и преподавала английский язык в школе и университете, а отец — инженер по образованию — работал музыкантом. В семье хотели, чтобы Дмитрий пошел по стопам бабушки, которая работала хирургом, но карьера врача его не привлекала. «Ребенком я всегда любил не играть в игрушки, а разбирать их и смотреть, что там внутри», — рассказывает Богданов про свою страсть к технике.

В 1995 году он поступил в Ташкенский авиационный институт. «Мне не было принципиально учиться на авиационном направлении: я понимал, что хочу заниматься чем-то техническим. Но этот вуз был через дорогу от моего дома, а я не очень любил рано вставать», — объясняет выбор учебного заведения предприниматель. 

На третьем курсе он отчислился, чтобы переехать в Германию. В Ташкенте в 1995 году «все было хорошо», но Богданов понимал, что для получения образования «есть места поинтереснее». В 2000 году он подал документы в Берлинский технический университет и поступил на специальность инженера авиации и космонавтики. «Когда тебе 19 лет, интеграция в новую культуру происходит прекрасно — ты просто приезжаешь, живешь и общаешься с людьми», — вспоминает он. Уже на третьем курсе Богданов нашел подработку — он стал разработчиком софта на полставки в инженерной компании IAV, которая занимается в том числе созданием электрокаров для автомобильных брендов. Богданов занимался оптимизацией софта, в частности, для конструкции двигателей — это приносило ему около €1000 в месяц. Этих денег хватало, чтобы снимать квартиру. «В Берлине в начале 2000-х было много предложений по недвижимости и небольшой спрос, поэтому даже студент со скромным бюджетом мог себе позволить арендовать приличные апартаменты», — вспоминает Богданов

В Берлинском техническом университете студенты сами должны составлять свой учебный план, и Богданов сначала ходил только на лекции по авиации. Затем подумал, что в дипломе будет написано «инженер авиации и космонавтики», а про космонавтику он ничего не знает. «Профессор Удо Реннер, который преподавал этот предмет, настолько меня поразил и восхитил, что я полностью поменял направление и перешел в космонавтику» — вспоминает предприниматель.

Еще во время учебы он начал работать на кафедре космической техники ассистентом профессора — того самого, который вдохновил на увлечение космонавтикой. После окончания вуза в 2006 году Богданов остался на кафедре в роли преподавателя, а также занимался прикладными исследованиями в области конструкции космических летательных аппаратов. «Мы делали прототипы малых спутников, запускали их в космос и смотрели, как они себя там ведут», — говорит Богданов. Спустя несколько лет этот исследовательский интерес позволил Богданову открыть новую бизнес-нишу.

В рамках бюджета

«Я — «сова» и единственная возможность во взрослой жизни не вставать рано это иметь собственный бизнес», — шутит Богданов. Впервые он задумался о создании компании по запуску малых космических аппаратов на орбиту Земли в 2006 году. «Мы почувствовали тренд и начали работать над концептом компании, а рынок сформировался только спустя 10 лет», — говорит он про себя и коллег по институту.

В сентябре 2009 года кафедра, на которой работал Богданов, организовала запуск двух собственных малых спутников BeeSat-1 весом по полтора килограмма с помощью индийской ракеты-носителя PSLV. «Любой уважающий себя технический университет стремится создать свой малый космический аппарат и запустить его в космос», — утверждает предприниматель.

Планы осуществились, но потребовали много времени и сил, говорит Богданов: никому из операторов ракет-носителей не было интересно отправлять малые спутники в космос. Предприниматель сравнивает ракету-носитель с грузовиком: ее грузоподъемность несколько тонн, соответственно запускать ракету ради груза в два-три килограмма никому неинтересно. «Это все равно, что я пришел бы к перевозчику фруктов, который перевозит товар тоннами и попросил бы доставить два яблока из Москвы в Берлин», — приводит аналогию Богданов. К тому моменту на рынке уже появились малые спутники, например, для дистанционного зондирования земли или для идентификации воздушных и морских судов, и предпринимателю было очевидно, что с ростом этого рынка спрос на вывод спутников на орбиту будет также расти.

Главной задачей Богданова было предложить на рынке услугу в таком виде, чтобы она была доступна по цене для разработчиков малых летательных аппаратов и в то же время выгодна для операторов крупных ракет-носителей.

В 2011 году он зарегистрировал компанию Exolaunch GmbH: переговоры и подготовка к первому ее запуску заняли два года. Заказчиком выступили технические университеты Берлина и Дрездена, для которых нужно было запустить в космос три малых спутника для измерения кислорода и для тестирования университетских разработок.

«Поскольку одним из заказчиков была моя кафедра, у меня получилось убедить коллег в том, что я смогу предоставить им такую услугу», — признается Богданов. Партнером для запуска он выбрал самарскую РКЦ «Прогресс» — производителя ракет-носителей «Союз». Переговоры проходили в несколько этапов в Самаре и Берлине — от Exolaunch в них участвовал Богданов, а от «Прогресса» — сотрудники международного отдела и технические эксперты. «Когда коллеги из Самары впервые озвучили стоимость возможного запуска, я в шутку уточнил: а в какой валюте эта сумма? Этот вопрос поставил всех в тупик — тогда еще не существовало рынка таких услуг и нам предстояло самостоятельно определить правила игры на нем», — вспоминает Богданов.

Дебютный полет оказался прибыльным — для немецких университетов запуск обошелся в $70 000, из которых около 7% составила комиссия Exolaunch. По собственным данным, до 2016 года у компании было пять-семь заказчиков и выручка менее $1 млн, а с 2017 года число клиентов выросло до 20-30 компаний, оборот увеличился в 10-15 раз и превысил $10 млн. 

Революция Маска

Запуск малых спутников — один из наиболее динамично развивающихся космических рынков, говорит руководитель направления «Аэронет» Национальной технологической инициативы по частной космонавтике Роман Жиц. По его словам, малые космические аппараты из-за своей невысокой стоимости и уже достаточно больших возможностей меняют парадигму ведения бизнеса в космосе.

На этот рынок вышли и самые известные космические компании — Space X Илона Маска и Virgin Orbit Ричарда Брэнсона. Цена запуска аппарата в космос у каждой компании фиксированная: например, SpaceX просит $5000 за килограмм груза, при этом важен именно вес, а не количество спутников, говорит Богданов. Его Exolaunch стала партнером SpaceX в 2020 году. Впервые с менеджером по продажам этой компании вице-президент по запускам Exolaunch Жанна Медведева (победитель Forbes 30 Under 30 в номинации «Наука и технологии») познакомилась во время SmallSat Conference, которая проходила в Юте в середине 2019 года. «Я рассказала про нашу компанию: SpaceX это было интересно, потому что мы тот интегратор, который мог принести им много полезной нагрузки из Европы, так как базируемся в Германии», — вспоминает Медведева.

Первый проект Exolaunch со SpaceX состоялся 13 июня 2020 года — Богданов и его сотрудники организовали запуск на ракете-носителе Falcon 9 трех малых спутников SkySat от американского поставщика спутниковых снимков и аналитических данных Planet. Еще три таких же спутника Falcon 9 доставил на околоземную орбиту спустя месяц — 18 августа: оба запуска проходили с базы ВВС США на мысе Канаверал во Флориде.

В октябре 2020 года немецкая компания подписала со SpaceX соглашение о долгосрочном сотрудничестве: теперь Exolaunch будет участвовать в каждом полете в рамках программы запусков малых космических аппаратов американской компании. Представитель SpaceX не ответил на запрос Forbes.

SpaceX совершила на рынке революцию, считает Богданов: до того, как компания вышла на рынок в 2019 году с предложением за $5000, стоимость запуска малых спутников у конкурентов составляла $20 000-30 000. В результате, игрокам пришлось подстраиваться и оперативно снижать стоимость запусков в несколько раз, говорит Богданов.

С компанией Ричарда Брэнсона по запуску малых спутников Virgin Orbit (входит в Virgin Group) Exolaunch подписала соглашение в апреле 2019 года. Exolaunch планирует запуски малых аппаратов на будущих миссиях LauncherOne — ракеты-носителя, которая стартует с самолета на большой высоте. В 2020 году пилотный запуск LauncherOne прошел неудачно. Первый успешный полет состоялся только в январе 2021 года, однако в нем Exolaunch не участвовала: компании важна стабильная успешная летная история ракеты-носителя.

Клиентом Exolaunch стала и американская космическая компания с российскими корнями Momentus Space, которая в 2021 году вышла на IPO через SPAC. В 2019 году Exolaunch запустила на ракете «Союз» с космодрома «Восточный» спутник Momentus-X1, который должен был продемонстрировать технологию двигательной установки, использующей воду в качестве топлива. Основатель Momentus Михаил Кокорич отказался комментировать это партнерство.

Запуск обходится клиентам Exolaunch от $100 000 до нескольких миллионов долларов за один спутник, которые могут быть размером с мобильный телефон или холодильник, но чаще всего похожи по форме на бытовые офисные принтеры, говорит Богданов. 

Задача Exolaunch не только договориться с оператором ракеты, которая доставит груз на орбиту, но и закрепить спутники в грузовом отсеке так, чтобы те смогли выдержать весь процесс. Когда ракета набирает высоту, с ней происходит то же самое, что и со стиральной машинкой, которая отжимает белье на больших оборотах, сравнивает Богданов.

Колонизация Марса

За все время существования Exolaunch отправила в космос 169 спутников во время 12 запусков. У компании Богданова сильные конкуренты: американская Spaceflight запустила уже 385 спутников, а компания из Хьюстона NanoRacks вывела на орбиту более 260 малых спутников, большинство из них были запущены с МКС (перед этим их доставляют на международную станцию).

По итогам 2020 года латвийский журнал VIP Lounge, который считает доходы предпринимателей с бизнес-активами в стране, включил Богданова в «Топ-50 иностранных получателей прибыли». Основатель Exolaunch занял 41 место. Прибыль компании составила €1,47 млн, а оборот — около €2 млн, указало издание со ссылкой на данные годового отчета Exolaunch. Богданов рассказал, что VIP Lounge опубликовал данные только по латвийскому юрлицу, которое предприниматель зарегистрировал, чтобы получать национальные квоты Европейского космического агентства на различные гранты, тендеры и программы поддержки.

Чистая прибыль всей Exolaunch в 2020 году составила около €3 млн, говорит Богданов. Выручка же, по его словам, достигла «десятков миллионов евро». Точные цифры предприниматель не раскрыл, но отметил, что сейчас у компании более 50 заказчиков, среди которых производители малых спутников Spire Global, NanoAvionics, Satellogic, Kepler Communications и другие.

Руководитель по запускам Spire Global Роберт Спроулс рассказал Forbes, что они узнали об Exolaunch в марте 2016 года через агентство TZero Consulting, которое помогает небольшим американским компаниям получить доступ к запускам спутников на иностранных ракетах. У Spire есть долгосрочное соглашение с Exolaunch о нескольких запусках с большим количеством спутников, отметил Спроулс.

«Обычно Exolaunch предлагает лучшие в отрасли цены и постоянно расширяют варианты доступных ракет-носителей», — рассказал руководитель по запускам Spire Global, отметив, что его компания пользуется услугами и других игроков в этой нише.

Богданов рассчитывает, что к 2029 году выручка компании вырастет в семь раз, а число запущенных Exolaunch спутников достигнет 2000. Но это не самые амбициозные его планы. 

В 2022 году Exolaunch собирается провести IPO — сейчас Богданов ведет переговоры с будущими андеррайтерами. Он оценивает компанию в диапазоне от $500 млн до $2 млрд: примерно столько стоят другие проекты из сектора NewSpace, которые в последнее время совершали сделки. Так, производитель ракет Relativity Space привлек $500 млн при оценке $2,3 млрд в ноябре 2020 года.

Exolaunch однозначно готова для выхода на биржу и оценка в $500 млн выглядит как достижимая цель, говорит партнер Phystech Ventures Иван Протопопов. «Компания не только предоставляет услуги по размещению спутников на орбите после запуска, но и, что не менее важно, позволяет вписаться на саму ракету: у нее уже есть стратегическое соглашение со SpaceX о резерве мест для запуска на новых миссиях Falcon 9», — отметил он.

По словам Протопопова, для выхода на биржу компании пока не хватает «тяжеловесных инвесторов на борту»: часто это определяющий драйвер капитализации для стартапов. 

Деньги, которые компания привлечет во время IPO, Богданов планирует потратить на строительство орбитального буксира Reliant — специального космического корабля, с помощью которого можно будет выводить на орбиту спутники и размещать их в разных орбитальных плоскостях. Предполагается, что на обратном пути буксир также будет захватывать часть космического мусора и уводить его с орбиты.

В долгосрочной перспективе Exolaunch планирует помогать в проектах по колонизации Марса и Луны, доставляя на орбиту или саму планету любой необходимый груз с помощью своих орбитальных буксиров. «Наша мечта — стать DHL в космосе», — признается Богданов.

Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @KPTLUZ

tg